Рязанский областной научно-методический центр народного творчества

Нематериальное культурное наследие Рязанского края

Авсень-дуда Шацкого района Рязанской области. Часть 3.

 

 

Любопытная разновидность этого текста существовала в с. Юрино:

Авсень, авсень, 
Пыдавай са всем! 
Мы хадили, пыхадили 
Пы святым вичарам. 
Мы искали, пыискали. 
Как у Сашки [87] на дваре 
Две светлички стаять. 
Ва первай ва светлички – 
Яво [88] детушки,
Чясты звездушки...
Как на Нюге гром гримить,
Тама барыню вязуть,
Яё Дарьей завуть.
Уранила сыпажок
Чериз бабушкин дамок,
Шумить: "Бабушка, падай;
Ты, радимая, падай!"
– Я бы рада падала,
Пиражки мешу,
Да к абе́динки спешу [89].

На севере и на юге района встречается еще один тип авсенек, по смыслу близких к свадебным величаниям:

Эй, усень, эй, авсень! 
Как па бори, бори 
Сосенка стаяла /2р. 
Зеляна, кудрява. 
Мы иё рубили, 
Мы иё пилили, 
Платно расстилали, 
Гваздями забивали.
Эй, усень, эй, авсень!
–Хто па етим масточкам паедить?
–Иван Кырындашов! (или другое имя)
–На чём он паедить?
–На белай свинки,
На чёрнай чюрилки.
Эй, усень, эй, авсень! [90].

Как ва бори, бори, 
Сасёнка стаяла, 
Зилёна, кудрява. 
Ехыли баяры, 
Сасёнку срубили, 
Масточик смасти́ли, 
(вар.: Сукном устилали,
Гваздями убивали.[91])
–Каму, каму ехыть?
–Ехыть авсенькам
Да Новава года.
Авсень, авсень,
Падавай, ни ламай!..[92]

В Шевырляевском с/с этот тип «авсеньки» контаминировался с текстом «Кишки да желудки», который обычно исполнялся детьми. В д. Федяево, так же как и в д. Юрино, были известны детские варианты авсенек, сконтаминированных с потешками:

Авсень, авсень, 
Я титерюшку ганю! 
Я титерюшку ганю 
Ка Иванаву ка двару. 
Иване дома нету, 
Иван на пакоси, 
На белай бирёзи: 
На бирёзи дышыть, 
Письмицо он пишыть [93].

Большинство детских авсенек отличается краткостью текстов и фактически сводится к требованию подаяния и угрозам навредить хозяевам в случае отказа. В с. Высокое и близлежащих деревнях Губколь и Тархань были, например, известны такие припевки:

Авсень, авсень,
Хади па всем,
Па праулачкам,
Закаулачкам.
Варабей летить
Да хвастом вертить.
А вы, люди, знайтя
Да што-нить падайтя:
Хлебца кусочка
Да каровьева насочка.
Аткрывайтя сундучёк,
Даставайтя пятачёк.
Хто не дасть пирага –
Мы карову за рага:
Хто не дасть пышку –
Мы бабе за сиську! [94]

Варабей летить,
Хвастом вертить.
А вы, люди, знайтя,
Чяво-нибудь дайтя!
Ни дадитя пирага,
Мы карову за рага;
Ни дадитя пышку –
Карову за сиську;
Ни дадитя авсеца –
Мы сведём жырибца! [95]

Я хадил, я хадил
Па заулычкам (
вар.: праулычку),
Эй, усень, эй авсень!
Я искал, я искал
Гасударин двор (
вар.: дом).
Эй, усень, эй авсень!
Гасударин двор (
вар.: дом)
Весь кальцом абвидён.
Эй, усень, эй, авсень!
А вы, люди, знайтя,
Чё-нибудь дайтя!
Эй, усень, эй, авсень!
Хто ни дасть пирага,
Мы карову зы рага;
(
вар.: Хто ни дасть хлеба,
Жырибца из хлева! [96])
Хто ни дасть пышку,
Мы карову за сиськю!
Кто ни дасть кренделей,
Мы ни выйдим из двирей!
Эй, усень, эй, авсень! [97]

В сс. Черная Слобода и Агишево дети в 1920-30-е годы «кричали»:

Авсень, авсень,
Падавай савсем!
Хто ни дасть хлеба –
Быка из хлева!
Кто ни дасть пирага –
Карову за рага!
Хто ни дасть блины –
Мы паследнева сына!
Хто ни дасть пышки –
Стряпуху за сиськи! [98]

Авсень, авсень,
Падавай савсем!
Кишку да ножку
В заднюю акошку.
Падавай, ни ламай,

Будить сын Никалай!
Хто ни дасть пирага,
Карову за рага! [99]

В д. Михайловка дети «кричяли авсеньку: "Карову да быка – / Жэнить жэниха!.."» [100].

Просьбы и угрозы были обязательной составной частью «авсенек» всех типов. В некоторых случаях их произносили после специальной приветственно-поздравительной формулы, обращеной к хозяевам: «Хазяюшка с хазяинам, паздравляю вас с праздникам!» [101]; «Хазяин с хазяюшкой, с праздникам вас, с Новым годом!» [102]; «Ну, здравствуй, хазяюшка! С Новым годом Вас!» [103]; «С Новым годом вас, с праздничкам!» [104]; «С праздникам!» [105]. За этими формулами нередко следовало требование, более характерное для «посевания». Причем в 1940-60-е годы после этого действительно «посевали».

Аткрывай-ка сундучёк,
Даставай-ка пятачёк! [106]

В большинстве же случаев в селах Шацкого района употреблялись другие завершения:

А вы, люди, знайтя,
Чёо-нибудь дайтя!
(вар.: Чево-нить нам дайте![107]) [108].

А вы, люди, знайте
Да што-нить падайте:
Хлебца кусочка
Да каровьева насочка! [109]

Да в двери-та ламай
Ды вить нам и пыдавай! [110]

Вы давайтя, ни ламайтя,
Вы ниситя, ни тряситя!
Есиль атломитя,
Век ни атмолитя! [111]

Вы паслушайтя, хазява,
Што на неби гаварять:
Гаварять кишки давать!
(вар.: Велять кишки падавать! [112]) [113].

Ой, авсень, ой авсень,
Падавай са всем!
Кишку, ножку
В заднюю акошку! [114]

Той, авсень, той, авсень,
Пыдавай савсем!
Кишки́ ны жалудки
В пиче сидели,
На нас глидели.
Хазяйка, ни жыдися,
Чем хочишь падилися!
Хазяюшка наша дружная,
Падавай нам што нужна! [115]

Авсень, авсень,
Падавайси всем!
Кишки ны жалудки
В пиче сидели
На нас глидели...
Давай, ни ламай,
Будить сын Никалай! [116]

Авсень, авсень,
Падавай савсем!
Блин да лукошку
В сутнюю акошку.
(
вар.1: Ки́шку да ножку
В заднюю акошку.[117];
вар.2: Кишку, ножку
В верхнюю акошку [118].)
Падавай, ни ламай,
Будить сын Микалай!
Если атломишь,
Век ни атмолишь! [119]

Авсень, авсень,
Падавай са всем!..
Падавай, ни ламай,
Будить сын Николай.
Падашь почку –
Радишь дочку,
Падашь блинка –
Радишь сынка.
Ни дашь пирага,
Мы карову за рага,
Ни дашь хлеба,
Мы свинью из хлева,
А ни дашь сена клок,
Мы хазяину вилы в бок [120].

Авсень, авсень,
Падавай савсем!..
Ламай ни ламай,
Твой сын Никалай.
Давай пирага!
Ни дашь пирага –
Увяду карову за рага! [121]

Пыдавай, ни ламай,
Будить сын Микалай,
Пыдавай краюшку,
Ради сына Андрюшку.
Аткрывай сундучёк,
Пыдавай пятачёк.
Пятачёк – деньги,
Куплю сибе серьги [122].

К вам гости пришли!
Пыдавайти (
вар.: наливайти) им вина,
На закуску два блина,
(
вар.: Ты вставай-ка, жына,
Наливай-ка вина,
На закуску два блина! [123])
Блин да ножку
В заднюю акошку.
В акошку ни пралезить –
Паталок ламай
Ды нам давай! [124]

Вслед за просьбами в большинстве случаев произносились угрозы и посулы скупым хозяевам. Можно выделить две основных их разновидности. Одни следовали после поздравительной формулы либо сразу за основным текстом авсеньки, без какой-либо паузы и представляли из себя перечень несчастий, которые обрушатся на хозяев, если они не будут достаточно щедры. Вторые произносились лишь в случае безусловного отказа. Среди первых наиболее характерными были такие: 

Хазяюшка с хазяинам,
Паздравляю вас с праздникам!
Давай, давай ни ламай,
Будить сын Никалай;
Если дашь нимножка,
Будить сын Ярмошка,
А ни дашь хлеба,
Унисём быка из хлева;
И ни дашь малака,
Мы карову за бака.
А ни дашь пышку,
Мы стряпуху за сиську

«Ну, и хазяин падаёть, угащяить...» [125].

Хто ни дасть пышки –
Стряпуху за сиськи.
А хто ни дасть хлеба –
Быка из хлева.
Хто ни дасть пирага –
Карову за рага.
Хто ни дасть блины (вар.: блинка) –
Мы паследнева сына (вар.: сынка)! [126]

Хто ни дасть пиряга (вар.: пиражка),
То карову за рага (вар.: за ражка),
Хто ни дасть пышку,
То хазяйкю за сиськю.
(вар.1: Мы жану за сиську.[127];
вар.2: Мы карову за сиську.[128])
А хто ни дасть хлеба –
Карову из хлева! [129]

Хто ни дасть пирага,
Мы карову за рага;
Хто ни дасть пышку –
Мы карову за сиськю!
Хто ни дасть нам блин –
Мы дом стащим! [130]

Кто ни дасть пирага –
Мы карову за рага;
Кто ни дасть пышку –
Мы бабу за сиську;
Кто ни дасть блинка –
Мы свидём сынка;
Кто ни дасть почку –
Мы свидём (вар.: увидём) дочку.[131]

Хто ни даешь авсица́,
(вар.: Ни дадитя авсеца.[132])
Я с двара жырибца,
(вар.: Мы свидём жырибца.[133])
А хто ни дасть пышку,
Бабе за сиську;
(вар.: Мы карову за сиську.[134])
Хто ни дасть пирага,
Я карову за рага! [135]

Хто ни дасть пирага,
Мы карову зы рага,
Хто ни дасть хлеба –
Жырибца из хлева! [136]

Хто ни дасть пирага –
Мы карову за рага,
Хто ни дасть пышку,
Мы бабу (вар.: карову) за сиську,
Хто ни дасть криндилей –
Ни атайду ат двярей!
(вар. 1: Ни атайдём ат двирей! [137]
вар.2: Мы ни выйдим из двирей! [138]) [139]

Кто ни дасть пирага,
Да мы карову за рага,
А кто ни дасть пышку –
Мы свинью за ладыжку!
(вар.: Мы свинью за сиську! [140]) [141]

Кто ни дасть пирага,
Мы карову за рага,
Кто ни дасть пышку,
Мы свинью в мишку
[=в мешок],
Кто ни дасть краюшку –
Са двара тялушку.
Давай авсеньку! [142]

Ни дашь пышку,
Мы карову у вышку [=чулан],
Ни дашь сена клок –
Мы карову вилыми в бок!
(вар.: Падавай кишок,
А то куру в мешок. [143])
«Хазяин с хазяюшкой, с праздничкам вас, с Новым годым!» [144].

Вторая разновидность угроз, произносившихся при отказе, выглядит гораздо более архаично и заключается в посулах смерти хозяевам. «Эт вот этай хазяйки-т, хто ни дасть нам эт самый блин-та (или ни пикли блины, или пажалели блин). И вот мы им тах-та: "На Новый год кляновый гроб, дубовьго задвижку, какую-т закрышку!" И, бывала, дверью хлопним – и пашол!..»[145]. «Какая ха-зяйка ни пустить, ну, вот: "Кляновый гроб, – гаварить, када ни пустили, – йим за ста!" Тах-та вот»[146]. «Хто ничёо ни дасть, гыварять:

На Новый год –
Дубовый гроб,
Асинаву крышку –
Ни дають пышку!

На Новый год –
Дубовый гроб,
Асинава тибе крышка,
Жэлезна задвижка!» [147]

«Кто не подавал, тому пели:

Над Новый год –
Асинавый гроб,
Кляновую крышку,
Хазяину – яловую шышку!» [148]

«Ну, хто ни дасть:

На Новый год
Асинывый гроб,
Дубовую крышку,
В галавах яловую шышку» [149].

В с. Высокое, если мало давали, пели («если осерчают»):

На Новый год –
Дубовый гроб,
Асинавую крышку,
Еловую шышку! [150]

«Эт кричяли, хто ни падасть девкам:
Пад Новый год –
Сасновый (вар.: Дубовый) гроб,
Дубовую крышку,
Яловую шышку!» [151]

В с. Федяево при отказе («если не дают») кричали: «На Новый год галбёшку [=головешку] в рот!» [152]. Такую же угрозу здесь могли произносить при выпрашивании подаяния: «Ну, здравствуй, хазяюшка! С Новым годом Вас!

Аткрывай сундучёк,
Даставай пятачёк!
Ни падашь на Новый год,
Галбёшку гарётую тибе в рот!»[153].

Суть подобных угроз заключалась даже не столько в самом факте пожелания смерти, сколько в ее необычности. Дело в том, что обычный гроб в Шацком изготовляли из сосны. Гроб же с осиновой крышкой (или осиновый гроб с кленовой крышкой) – это намёк на уже исчезнувший к 20-м XX века годам ритуал гребения «неправильных», «заложных» покойников, т.е. умерших «неестественной» смертью – самоубийц, утопленников, или колдунов, которых погребали с большими предосторожностями (осиновый гроб, головешка или шишка вместо монеты во рту), так как считалось, что они могут после смерти «ходить» и вредить живым[154].

Порой колядовщики вели себя в доме как хозяева: «И малые, и бальшые на печку залезут – ре́шать с блинами уташшать. Заслон аткрывають, чюгун вытаскывають и хлеб брали» [155].

Особо дерзкое поведение, направленное в первую очередь против тех, кто не захотел выслушать «авсеньку» и не вознаградил колядовщиков было характерно для ряженых. «Кагда пели эту "авсень", хадили, то эт ахальничяли визде и всюду. Вазьмём ды вон закроим эту, двери. зяина закроим. Какий-нить брёвны натаскаим или вирёвку привяжуть за ручки... И вот эт привяжым – на утра-т выйдить хазяин ды дверь-т дёргаить, а ана там на вирёвачки иль на чём. Он выйдить нау́тра-т – милии маи! Какой ищ харашо, эта, ни матирить, а иной-т с матам: "Ани, черти, закрыли вот, пришли!" И тут сразу дагадываиццы хазяин, што, значить, эта "авсень" была. Вот. Или какий-нить чюрбаки натаскаим на крылец йим. Эт бываить, каторыйи ни пускають, вот етих и закрывали. Да. А каторыйи пускають, энтих мы, как гаварицца, минавали» [156].

Всё собранное во время обхода, как и в других случаях обычно съедалось участниками посиделок за совместной трапезой. «Приходим хуть вот к хазяйки, к тибе, мы всю вываливаим на стол – все сваи куски. Ана их падагреить, в чяшки – тада чашки были – ну и все садимси йисть» [157]. Неиспользованные продукты отдавали домашнему скоту. «Падавали хто блины, а тады, хто скатину-т режыть – кишки начинёны на тарелкы нам вынясуть, угащяють нас... Сами ни ели, да мы сы́ты па наздрям! А брасать нильзя, нет, ни в коим случии! Нильзя брасать! Курятам атдадим и всё...»[158].

Морозов И.А., Слепцова И.С., Гилярова Н.Н.

[87] В расшифровке "Дашки", что явно не согласуется с дальнейшим текстом ("яво детушки" и т.п.).

[88] В расшифровке «яго».

[89] Информант: Киреева А.А., 1904 г.р., с. Юрино, фонограмма КНМ, и. 1855-35

[90] Информант: Дубкова П.И., 1914 г.р., д. Губколь, фонограмма МИА 39:86-86об.

[91] Информант: Соина Д.Н.,1910 г.р., с. Агишево, фонограмма МИА 42:45

[92] Информанты: Козина М.С.,1920 г.р., с. Агишево, фонограмма МИА 42:61; Мисюткина А.Г., с. Агишево, фонограмма МИА 42:6; Соина Д.Н.,1910 г.р., с. Агишево, фонограмма СИС 14:62об.; Смычникова А.Н., 1913 г.р., с. Борки, фонограмма СИС 13:7об.

[93] Информант: Коростылёва О.Ф., 1918 г.р., с. Федяево, фонограмма СИС 17:39об.

[94] Информант: Рящикова В.А., 1910 г.р., д. Тархань, фонограмма СИС 13:35

[95] Информант: Чуклаева М.И., 1894 г.р., с. Высокое, фонограмма КНМ, и. 1851-7 (в данном варианте этот текстовый фрагмент завершает авсеньку "Сорока-дуда"); Чуварин В.А., 1909 г.р., д.Губколь, фонограмма МИА 39:79

[96] Информант: Старобуялова А.Я., 1908 г.р., с. Высокое, фонограмма МИА 39:64-64об.

[97] Информант: Бравикова П.Ф., 1905 г.р., с. Высокое, фонограмма СИС 13:30об.; 

[98] Информант: Точикина Е.В., 1912 г.р., с. Черная Слобода, фонограмма МИА 39:105

[99] Информант: Мисюткина А.Г., 1915 г.р., с. Агишево, фонограмма; СИС 14:66об.

[100] Информант: Синичкин Ф.К., 1918 г.р., д. Михайловка, фонограмма МИА41.-24

[101] Информант: Стрельникова П.А., 1927 г.р., с. Черная Слобода

[102] Информант: Соина Д.Н., 1910 г.р., с. Агишево

[103] Информанты: Катушина А.И., 1906 г.р., с. Федяево, фонограмма СИС 17:17

[104] Информант: Блохина З.В., 1933 г.р., с. Старочернеево, фонограмма СИС 18:33-33об.

[105] Информант: Митина М.Н., 1910 г.р., с. Демидово; Муравьёва А.А., 1920 г.р., с. Лесное Ялтуново

[106] Информанты: Смычникова А.Н., 1913 г.р., с. Борки, фонограмма СИС 13:7об.; Рящикова В.А., 1910 г.р., д. Тархань, фонограмма СИС 13:35

[107] Информант: Чуварин В.А., 1909 г.р., д. Губколь, фонограмма МИА 39:79

[108] Информанты: Бравикова П.Ф., 1905 г.р.; Чуклаева М.И., 1984 г.р., с. Высокое, фонограмма СИС 13:30об.; Семенова Ф.П., 1905 г.р., с. Старочернеево, фонограмма КНМ, и. 1851-7; Кутейникова Е.А., 1910 г.р., д. Богослов, фонограмма СИС 16:7

[109] Информант: Рящикова В.А., 1910 г.р., д. Тархань, фонограмма СИС 13:35

[110] Информант: с. Балушево; Дурново, 1900:945, № 17

[111] Информант: Харькова Е.П., 1910 г.р., д. Никита-Поляна, фонограмма МИА 41:33об.

[112] Информант: Паршкова А.Ф., 1909 г.р., д. Лихачевка, фонограмма СИС 14:24

[113] Информанты: Еркина В.К., 1916 г.р., с. Райполье, фонограмма СИС 16:39об.; Голубкина М.П., 1919 г.р., д. Цветки, фонограмма СИС 16:18

[114] Информанты: Копылова С.И., 1918 г.р. , д. Никита-Поляна, фонограмма СИС 14:50об.; Банцерова Е.Т., 1915 г.р., д. Никита-Поляна, фонограмма МИА 41:130

[115] Информант: Четвертакова А.И., 1909 г.р., с. Казачья Слобода, фонограмма МИА 40:46-48

[116] Информант: Шанаева А.П., 1913 г.р., с. Казачья Слобода, фонограмма МИА 40:6

[117] Информант: Мисюткина А.Г., 1915 г.р., с. Агишево, фонограмма СИС 14:68об.

[118] Информант: Бахмутова Е.С., 1909 н.р., с. Казачья Слобода, фонограмма МИА 40:38об.

[119] Информанты: Трошина М.Г., 1915 г.р., с. Агишево, фонограмма МИА 42:6; Соина Д.Н., 1910 г.р., с. Агишево, фонограмма МИА 42:45, 61; Сычова Т.К., 1918 г.р., с. Агишево, фонограмма СИС 14:62об.; Новикова М.С., 1926 г.р., с. Агишево, фонограмма СИС 14:66об.

[120] Информанты: Анашкина Т.П., 1916 г.р., д. Марьино; Анашкин Н.Д., 1914 г.р., д. Новая, фонограмма СИС 29:Ф1997-20Ряз., № 111 

[121] Информант: Симанова А.М., 1910 г.р., д. Успеновка, фонограмма МИА 45оп:Ф1997-27Ряз., № 99

[122] Информант: Киреева А.А., 1904 г.р., с. Юрино, фонограмма КНМ, и. 1855-35

[123] Информанты: Катушина А.И., 1906 г.р., с. Федяево, фонограмма СИС 17:17

[124] Информант: Китушина А.Н., 1906 г.р., с. Федяево, фонограмма МИА 42:69

[125] Информант: Стрельникова П.А., 1927 г.р., Стрельникова Н.М., с. Чёрная Слобода, фонограмма СИС 13:50, 46

[126] Информанты: Кошелева А.А., 1905 г.р. с. Черная Слобода, фонограмма МИА 39:111; Калганова М.И., 1914 г.р., с. Черная Слобода, фонограмма МИА 39:105; Рожкова А.А., 1907 г.р., фонограмма СИС 15:24, 21

[127] Информант: Копылова А.Н., 1917 г.р., с. Федосово, фонограмма СИС 16:26об.

[128] Информант: Никишова А.М., 1914 г.р, д. Цветки, фонограмма СИС 14:33; Кутейникова Е.А., 191 г.р., д. Богослов, фонограмма СИС 16:7

[129] Информанты: Баранова В.И., 1902 г.р., с. Казачья Слобода, фонограмма МИА 40:6об.; Алябьева А.Н., 1927 г.р., с. Казачья Слобода, фонограмма МИА 40:19об.; Шолохова Е.Н., 1934 г.р., с. Казачья Слобода, фонограмма МИА 40:38 об.; Шанаева А.П., 1913 г.р., с. Казачья Слобода, фонограмма МИА 40:48; Бахмутова Е.С., 1909 г.р.; Четвертакова А.И., 1909 г.р., с. Казачья Слобода, фонограмма СИС 15:5об.;

[130] Информанты: Мликова А.А., 1920 г.р., с. Лесное Ялтуново, фонограмма МИА 43:Ф1995-6Ряз., № 22; Булекова Е.С., 1912 г.р., с. Польное Ялтуново, фонограмма СИС 19:46об.

[131] Информанты: Каняева А.И., 1897 г.р., с. Тарадеи, фонограмма КНМ, и. 1858-22; ШНА, д. Марьино, фонограмма СИС 14:8 

[132] Информант: Чуклаева М.И., 1894 г.р., с. Высокое, фонограмма КНМ, и. 1851-7; Чуварин В.А., 1909 г.р., д. Губколь, фонограмма МИА 39:86-86об.

[133] Информанты: Смычникова А.Н., 1913 г.р., с. Борки, фонограмма СИС 13:7об.; Чуклаева М.И., 1894 г.р., с. Высокое

[134] Информанты: Смычникова А.Н., 1913 г.р., с. Борки, фонограмма СИС 13:7об.; Чуклаева М.И., 1894 г.р., с. Высокое

[135] Информанты: Дагшинова Е.Г., 1904 г.р., Смычникова А.Н., 1913 г.р., с. Борки, фонограмма МИА 39:8-8об.; Рящикова В.Я., 1910 г.р., д. Тархань, фонограмма СИС 13:35; Дубкова П.И., 1914 г.р., д. Губ­коль, фонограмма МИА 39:79

[136] Информант: Старобуялова А.Я., 1908 г.р., с. Высокое, фонограмма МИА 39:64

[137] Информант: Рябова К.А., 1925 г.р., с. Печины, фонограмма СИС 13:62

[138] Информант: Бравикова П.Ф., 1905 г.р., с. Высокое, фонограмма МИА 39:76-76об.

[139] Информанты: Малькова С.К., 1913 г.р., Бравикова П.Ф., 1905 г.р., с. Высокое, фонограмма МИА 39:76-76об.; Сурина М.А., 1929 г.р., с. Печны, фонограмма СИС 13:30об.

[140] Информант: Авдонина А.И., 1914 г.р., д. Старороманово

[141] Информанты: Блохина З.В., 1933 г.р., с. Старочернеево, фонограмма СИС 18:33-33об.; Авдонина А.И., 1914 г.р., д. Старороманово, фонограмма СИС 14-59об.

[142] Информанты: Еркина В.К., 1916 г.р., с. Райполье, фонограмма СИС 16:39об.; Паршкова А.Ф., 1909 г.р., д. Лихачевка, фонограмма СИС 14:24

[143] Информант: Нечаева Д.А., 1910 г.р., с. Агишево, фонограмма СИС 14:62 об.

[144] Информанты: Соина Д.Н., 1910 г.р., с. Агишево, фонограмма МИА 42:45

[145] Информант: Шанаева А.П., 1913 г.р., с. Казачья Слобода, фонограмма МИА 40:6об.

[146] Информант: Бахмутова Е.С., 1909 г.р., с. Казачья Слобода, фонограмма МИА 40:38об.

[147] Информант: Кошелева А.А., 1905 г.р., с. Черная Слобода, фонограмма МИА 39:111

[148] Информант: Паршкова А.Ф., 1909 г.р., д. Лихачевка, фонограмма СИС 14:24-24об.

[149] Информант: Мишина Д.И., 1910 г.р., с. Кулики, фонограмма СИС 29:Ф1997-19Ряз., № 32

[150] Информант: Бравикова П.Ф., 1905 г.р., с. Высокое, фонограмма СИС 13:33

[151] Информанты: Голубкина М.П., 1919 г.р., д. Цветки, фонограмма СИС 16:18; Никишова А.М., 1914 г.р., д. Цветки, фонограмма СИС 14:32-33

[152] Информант: Диева В.С., 1919 г.р., с. Федяево, фонограмма СИС 14:74

[153] Информанты: Терешина А.И., 1913 г.р., с. Федяево, фонограмма СИС 17:17

[154] Ср. обычай забивания осинового кола в могилу колдуна или «ходячего покойника» при засухе (Зеленин Д.К. Избранные труды. Очерки по русской мифологии: Умершие неестественною смертью и русалки. М., 1995. С. 51-54, 100, 116)

[155] Информант: Штокина М.М., 1915 г.р., с. Черная Слобода, фонограмма МИА 39:105

[156] Информанты: Булекова П.А., 1916 г.р. с. Польное Ялтуново, фонограмма МИА 43:32

[157] Информант: Анашкин Н.Д., 1914 г.р., д. Новая, фонограмма СИС 29:Ф1997-20Ряз., № 113

[158] Информант: Материкина М.В, 1914 г.р., с. Токарево, фонограмма СИС 29:Ф1997-16Ряз., № 86-87

Размер шрифта ААА

Архив материалов

Ближайшие мероприятия

Всероссийский фестиваль народного творчества «Салют Победы», посвященный 75-летию Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов (далее – Фестиваль), проводится в целях пропаганды художественными средствами героической истории и воинской славы Отечества, воспитания уважения к памяти его защитников, патриотизма граждан, развития массовости и повышения исполнительского мастерства любительских коллективов, создания высокохудожественного репертуара героико-патриотической и гражданственной тематики, активного участия коллективов народного творчества в мероприятиях празднования знаменательных дат военной истории России и Великой Отечественной войны.

ПОЛОЖЕНИЕ о проведении областного конкурса передвижных клубных учреждений "Автоклуб- 2019"

© ГБУК РОНМЦ НТ
При полном или частичном использовании материалов
ссылка на официальный сайт ГБУК РОНМЦ НТ обязательна.

Размер шрифта ААА
Дизайн-студия «АртКласс» — разработка сайтов, графический дизайн, фирменный стиль Создание сайта —
дизайн-студия «АртКласс»

Минстерство культуры и туризма Рязанской области
Государственный Российский Дом народного творчества
Новости культуры Рязанской области