Рязанский областной научно-методический центр народного творчества

Нематериальное культурное наследие Рязанского края

Гончарный промысел в с. Шатрище Спасского района Рязанской области на рубеже XIX-ХХ вв. – 40-е гг. ХХ в.

Гончарный промысел в с. Шатрище Спасского района Рязанской области на рубеже XIX-ХХ вв. – 40-е гг. ХХ в.

(Из дневников археолого-этнографической экспедиции Рязанского областного отделения ВООПИК (май 1979 года). Записано со слов жителя с.Шатрище, бывшего гончара Алексея Григорьевича Бармина (1905-1980). Записано и обработано руководителем экспедиции М.Ф.Третьяковым).

 

Село Шатрище издавна являлось одним из центров гончарного промысла в Спасском уезде Рязанской губернии. До революции в селе этим промыслом занималось 21 семейство. Среди мастеров гончарного дела в Шатрище в начале ХХ века Алексей Григорьевич назвал Фёдора Ларионовича Кирильцева, Ивана Максимовича Дорожкина, а также своих родственников Барминых, среди которых: Трифон Иванович Бармин (прадед А.Г.Бармина), Дементий Трифонович Бармин (дед А.Г.Бармина), Анна Егоровна Бармина (бабушка А.Г.Бармина), Григорий Дементьевич Бармин (отец А.Г.Бармина), Самуил Абрамович Бармин (представитель другой ветви фамилии), Андрей Григорьевич Бармин (наш информатор).

Все гончары Шатрища работали на ручном гончарном круге. Необходимое сырьё для работы мастера добывали в Тёплом (возможно Топлом) овраге, недалеко от южных валов городища Старая Рязань. Чтобы добыть искомую глину на дне оврага рыли яму глубиной 4 метра. Именно на этой глубине залегала пригодная для гончарного теста серая глина. Её пласт на этой глубине имел мощность около метра. Иногда в серую глину в качестве добавки шла белая, или как называли её местные гончары – добрая глина. Она залегала ниже серой, но очень маломощным слоем, не более 0.3 м. Эта глина, по словам А.Г.Бармина (далее АГБ), вполне пригодна для изготовления фарфора, но сами шатрищенские мастера посуду только из белой глины не делали, так как её добыча была затруднена глубиной залегания и маломощностью слоя. Алексей Григорьевич припомнил, что в 1908 году в село приезжали американцы (?), интересовавшиеся белой глиной. Они подробно расспрашивали гончаров о её местонахождении, глубине залегания, сами закладывали шурфы. Но их проект о взятии в концессию Шатрищенских оврагов и организация на месте фарфорового завода не нашёл практического применения в виду маломощности сырьевой базы.

Добытую глину гончары на телегах вывозили из оврага и складывали в одной из хозяйственных пристроек усадьбы. Там добытая глина превращалась усилиями мастеров в гончарное тесто. Глину мяли специальными рубилками (деревянными палками с утолщением на рабочем конце) и ногами. Водой глину практически не разводили, а только слегка брызгали на неё, предохраняя от высыхания. Когда глина теряла первоначальную липкость и начинала отставать от ног и рубилок, тесто считалось готовым, и гончары могли приступать к лепке. Никаких добавок в тесто не делали. На посуду шла или серая глина, или смесь серой и белой глины без посторонних примесей и наполнителей.

Избу перед началом лепки чисто мыли, чтобы случайные пылинки и сор не могли попасть в тесто. Затем гончар садился за круг и приступал непосредственно к изготовлению посуды. Ручной гончарный круг состоял из двух частей: нижней – плоской доски с вертикально стоящим деревянным шпеньком и верхней – собственно самого круга. Круг был деревянный, сбитый из досок толщиной 0.06-0.07 м, диаметром 0.55-0.65 м.[1] На нижней части круга находилась деревянная втулка диаметром 0.19 м, которая и надевалась на шпенёк. Чтобы шпенёк не просверлил при вращении круг насквозь, в отверстие втулки помещали медную монету 3 или 5 копеек царской чеканки (в зависимости от диаметра отверстия втулки). На верхнюю часть круга набивалась пластина листовой жести. Одной рукой гончар время от времени придавал кругу вращательное движение. Круг довольно долго сохранял ускорение, двигаясь по инерции.

Перед началом лепки жестяную пластину посыпали просеянной золой, чтобы потом было легче снять готовый горшок с круга. На посыпанное место укладывали глиняную лепешку, которую большим пальцем гончар примазывал к кругу по её периферии, придавая ей правильную круглую форму будущего донышка. Руки во время лепки гончар всё время смачивал водой, производя нивелировку поверхности сосуда (затирку). Для наращивания стенок горшка использовался жгутовой способ. Готовый горшок снимался с круга и ставился на специальную полку для просушки. Досушивались просохшие горшки на печи.

Орнаментом посуда не украшалась, хотя просохшие горшки иногда подвергали лощению. Лощение производилось с помощью природного материала – некими чёрными камешками, имеющими мягкую структуру типа графита. Эти камешки гончары собирали в устье ручья Чёрная речка близ его впадения в р.Ока (правый приток Оки текущий вдоль с.Шатрище). Гончар ровными горизонтальными штрихами наносил лощение на тулово сосуда, которое придавало ему после обжига сине-чёрный цвет. Такая керамика у археологов носит название чёрнолощёной и до сих пор пользуется популярностью у населения, особенно у старообрядцев, которые по словам АГБ не признавали другой глиняной посуды.

Раньше в Шатрище делали и обливную (поливную) керамику. Хорошими мастерами поливы были прадед и дед А.Г.Бармина – гончары Трифон и Дементий Бармины. Технология поливы заключалась в следующем: изнутри горшки обмазывали мазутом, затем поверх мазута накладывали слой свинцового сурика, замешанного на куриных яйцах. Свинцовый сурик гончары получали на месте, пережигая свинец, превращая его в порошок. Полива делалась только на внутренней части сосудов и после обжига имела зелёный или жёлтый цвет.

Ассортимент изделий шатрищенских гончаров был довольно разнообразен: крынки для молока, большие круглые горшки для супа и щей, махотки для каши, кувшины, миски. Жёны гончаров тоже активно участвовали в кустарном промысле. Они лепили к ярмарке коней, свистульки, кукол, которые после обжига приобретали красноватый цвет. Раскрашивать игрушки и свистульки в Шатрищах было не принято. Особенно искусной в изготовлении сувениров для ярмарки была бабка АГБ – Анна Егоровна Бармина. У покупателей большим спросом пользовались её куклы-свистульки, представлявшие собой стилизованное изображение городской барышни в шляпке.

Особым видом продукции являлись курбыши (грузила для сетей), изготовляемые мастерами обычно по предварительным заказам (не менее 1000 штук). В окрестностях Шатрища в подъёмном материале наша экспедиция обнаружила два вида грузил – яйцевидный и усечённо-биконический. Оба вида курбышей были показаны АГБ для опознания. Первый, яйцевидной формы, вызвал большое удивление Андрея Григорьевича. Он заявил, что никогда ранее подобных грузил не видел и что, по его уверению, в течение 200 лет никто подобных грузил в их местности не делал. Из сказанного можно сделать вывод, что первый тип грузил является более ранним и не бытовал одновременно с биконическим типом, как сначала подумали мы. Допустимо отнести этот тип грузил к XVI-XVII вв. Также можно предположить, что данный тип грузил делался в другом месте, хотя последнее представляется маловероятным, если учитывать численность гончаров в Шатрище. Второй биконический тип грузила был опознан АГБ, который заявил, что данное грузило работы его отца. Позже Андрей Григорьевич показал нам приспособление для изготовления грузил усечённой биконической формы. Устройство состояло из деревянного стержня (на него надевается комок глины – заготовки для грузила) и свободно вращающейся на стержне деревянной            режущей кромки, которая и придаёт грузилу биконическую форму. Технология изготовления грузил на этом приспособлении проста: кромка обрабатывает лишь одну из двух биконических поверхностей грузила, потом заготовку снимают со стержня и переворачивают, для формовки другой половины поверхности. Умелые гончары могли изготовить за 2 часа  около сотни грузил.

Кроме сосудов на гончарном круге изготовляли необходимое оснащение для горна, например очёлки (глиняные продухи) и большую вытяжную трубу для горна. Обжиг готовых изделий проводился в среднем раз в неделю. Для этой цели служила двухкамерная специальная печь – горн. В отличие от древних глинобитных горнов, найденных В.А.Городцовым на Старорязанском городище в 1926 году[2] поздние горны конца XIX начала ХХ вв. клались из кирпича. У каждого гончара был свой собственный горн. Ввиду опасности возникновения пожара горны выносились за пределы усадьбы, располагаясь вдоль по правому берегу ручья Чёрная Речка.

Горн был двухкамерным. На дне камеры обжига, имеющей цилиндрическую форму, располагалась площадка, выложенная тоже кирпичом диаметром с тележное колесо. Опустившись в топочную камеру и стоя на кирпичной площадке, гончар укладывал сосуды в ней перед началом обжига. Высота горна от основания площадки до кирпичного свода примерно была равна росту среднего человека (1.6-1.7м). Чуть выше уровня кирпичной площадки по стенкам горна располагались очёлки (продухи), создававшие в горне нужную тягу и соединявшие горн с топочной камерой, откуда по ним в горн поступал горячий воздух. Продухи представляли собой конусовидные глиняные трубы диаметром 0.25-0.3 м и длиной 0.5-0.6 м. Затоп (или топочная камера) размещался сбоку от горна.

Сосуды в горне размещались выше продухов. Гончар, стоя ногами на кирпичном круге, специальной кочергой укладывал горшки в несколько рядов, горловиной к центру горна. В центральную, оставшуюся свободной часть горна могли положить для обжига грузила, игрушки-свистульки и другие мелкие гончарные поделки. Затем верхушка горна закладывалась и сверху вставлялась вытяжная труба.

Процесс обжига шёл сутки. Утром гончар закладывал посуду в горн. Потом энергично начинали топить. В течение первых 3-х часов «сгоняли пар», доводя температуру в топочной камере до оптимальной высоты. Затем ещё шесть часов температура в горне поддерживалась на достигнутом уровне энергичной топкой. Шатрищенские гончары называют этот процесс «гнать на краску». В это время сосуды в печи раскалялись и краснели. После этого топить прекращали, трубу вынимали, а сам свод горна заваливался землей и навозом слоем мощностью 0.3-0.35 м. Это делали с целью предотвратить доступ холодного воздуха в горн, который, попадая туда, мог лишить посуду характерной чёрно-синей окраски. В противном случае на внешней поверхности сосудов могли появиться седые или белёсые пятна и горшки становились пёстрыми. Характерно, что такие же пятна можно видеть на боковых стенках посуды в тех местах, где лежащие в горне горшки соприкасались друг с другом.

Горн разбирался на следующее утро. Тогда же гончар вынимал из него готовую продукцию. Вместительность горна средних размеров позволяла за один раз обжечь 250 больших горшков или 300-400 махоток.

Готовую продукцию гончары реализовывали в Спасске, Ласково, Ижевском, Мосолове, Киструсе. Иногда в Спасске горшки оптом могли купить местные «купцы», которые сбывали их в розницу в Ижевском. Этими «купцами» являлись мелкие торговцы или оборотистые Спасские мещане, так как средств на закупки им хватало самое большее на 3-4 горна, или на 700-1000 горшков (175-250 руб. на довоенные деньги). Грузила тоже находили сбыт в ближайших, прилегающих к р. Ока сёлах, но гончары делали их только на заказ. Игрушки – коней, кукол и свистульки делали лишь раз в году к открытию Старорязанской ярмарки, проходившей у валов городища на Петров день – 12 июля (29 июня по ст. стилю). Ярмарка продолжалась два дня.

До революции цена за большой горшок равнялась 25 копеек. Позже, из-за инфляции и неустойчивости денежной системы в период 20-х гг. цена за один горшок поднялась до 1 рубля, а ещё позже до 2 рублей. Гончары смотрели на свой труд, как на побочный заработок, который помогал им свести концы с концами. Поэтому они не порывали с крестьянским трудом, имели долю в общинной запашке, обрабатывали огород при усадьбе.

Гончарному делу в семье учили с детства. Андрей Григорьевич Бармин с 15 лет уже работал как самостоятельный мастер. В силу проблем с добычей глины ремесло гончара в Шатрище было трудоёмким и тяжёлым. Мастер мог оставить привычный промысел, если ему предоставлялся случай найти другую работу. Так, например, дед АГБ – Дементий Бармин, бросив гончарное дело, перешёл работать грузчиком на баржи, где вскоре и утонул. Поэтому отец АГБ – Григорий Деменьтьевич Бармин учился гончарному делу не у отца, а у другого мастера села –И.М.Дорожкина. Самого Андрея Бармина премудростям профессии обучал отец.

В 20-е гг. ХХ в. гончаров пытались кооперировать, но ввиду нерентабельности производства и высокой себестоимости продукции кооперация оказалась нежизнеспособной и быстро распалась. Сделанная мастерами посуда не находила сбыта, так как стоила слишком дорого. Другая попытка приспособить гончарный промысел к нуждам сельхозартели тоже провалилась. Мастера взяли у артели заказ на изготовление черепицы. Но изготовленная черепица, несмотря на её высокое качество, оказалась дороже заводской, поэтому артель была вынуждена от её приобретения отказаться. Возврат к прежнему кустарному семейному производству тоже стал невозможен, так как не приносил мастерам прежнего заработка. Один горн (250 горшков) мастеру удавалось продать лишь за месяц, причём продукцию приходилось возить на реализацию довольно далеко от Шатрища, что надолго отрывало гончаров от усадьбы. К моменту начала коллективизации кустарное производство было почти полностью свёрнуто. Работа в колхозе, по словам АГБ, отнимала много времени, а колхозный заработок позволял отказаться от прежнего дополнительного источника дохода. Лишь время от времени голодные годы, неурожаи заставляли гончаров изредка возвращаться к старому ремеслу. К 1937 году промысел прекратился окончательно. Сам Андрей Григорьевич два года работал в полевой бригаде колхоза, затем перешёл в животноводы. Фёдор Ларионович Кирильцев – второй, оставшийся к тому времени в живых, гончар села тоже переквалифицировался в пастухи и навсегда распростился с прежним промыслом. Лишь в трудные голодные послевоенные годы на короткое время затеплились и задышали остывшие горны, но ненадолго…

 

Методист ОГБУ ДО

«Центр детско-юношеского

туризма и экскурсий»

М.Ф.Третьяков

 



[1] Круг АГБ по классификации относится к типу тяжёлых ручных кругов, если судить по диаметру круга и его толщине

[2] Монгайт А.Л. Старая Рязань. М.,1955 С.112













Размер шрифта ААА

Архив материалов

Ближайшие мероприятия

Областной конкурс  передвижных клубных учреждений «Российской глубинке посвящается»  проходит с февраля по ноябрь 2017 года.

На выставочных мероприятиях в рамках этого цикла будут представлены работы самодеятельных и профессиональных мастеров самых различных жанров и видов искусств, вошедшие в собрания частных коллекций.     Основной целью данного проекта является сохранение, изучение и развитие изобразительного, фото искусства и декоративно-прикладного творчества.

Рязанский областной научно – методический центр народного творчества проводит цикл областных выставочных мероприятий «Мастера Рязанщины- 80-летию образования Рязанской области» на базе районных, зональных, областных выставок самодеятельного декоративно – прикладного, изобразительного и фотоискусства.

О проведении VI Областной ассамблеи хоровой, ансамблевой и вокальной музыки «Рязанская хоровая осень», посвященной 80-летию образования Рязанской области

3 декабря 2017 г. г. Спасск

© ГБУК РОНМЦ НТ
При полном или частичном использовании материалов
ссылка на официальный сайт ГБУК РОНМЦ НТ обязательна.

Размер шрифта ААА
Дизайн-студия «АртКласс» — разработка сайтов, графический дизайн, фирменный стиль Создание сайта —
дизайн-студия «АртКласс»

Минстерство культуры и туризма Рязанской области
Государственный Российский Дом народного творчества
Новости культуры Рязанской области