Рязанский областной научно-методический центр народного творчества

Нематериальное культурное наследие Рязанского края

Свадебный обряд в Ермишинском районе Рязанской области

Свадебный обряд в Ермишинском районе Рязанской области

Ермишинский район расположен на востоке Рязанской области, ранее его территория входила в состав Тамбовской губ. в Елатомский и Темниковский уезды. Район граничит с севера с Нижегородской областью, с востока – с Мордовией. Основное население составляют русские, также проживают татары и мордва (эрзя).

Структура свадьбы традиционна: сватовство, рукобитье, запой, девичник, первый, второй, третий день свадьбы. Эту традиционную схему можно более подробно детализировать, выявив особенности, имеющиеся (имевшиеся) в каждом населённом пункте района.

В неё вписываются различные приговоры, указы, чины, обычаи, корильные и величальные песни, благословения и др., а также традиционные блюда – курник, каравай, брага…

Знакомились молодые на посиделках, где девки пряли, вязали, вышивали, ребята с гармошкой развлекали их. В сёлах Нарма, Мердушь, Спасс-Раменье до сих пор помнят, что девушку-невесту старались не выдавать в другое село[1]. Выходили в чужие сёла и деревни лишь в крайнем случае: сироты, бедные или кого долго не брали замуж. «Хорошего коня не выпустят из села», «За помело в свое село, за курицу в свою улицу».

Не вздыхай тяжело,

Не дадим далеко,

Хоть за курицу,

Да на свою улицу[2].

В сватовстве обычно принимали участие 2-3 свата, шли сватать вечером. В с. Нарма вслед свахе бросали изношенный лапоть, в с. Савватьма – решето. Это было своеобразным пожеланием доброго пути и удачного выполнения отвественного поручения. Сватовство считалось делом очень щекотливым, тонким. Сватам надо было знать, что говорить, что делать, куда ступить и т.д.

Сваты, придя в дом невесты, обязательно садились под балку иначинали разговор: «Мы пришли к вам по делу, у вас есть телочка, у нас бычок». Родители невесты, как водится в таких случаях, говорили, что не отдадут, девушка ещё молодая… И если разговор затягивался, то бывало, что сватья прибегали к специальному приёму, говоря: «Выдавайте, дело кончено, девушка испорчена». Если сватовство состоялось, начиналось застолье, где опять были и шутки, и угрозы: «Скромная у вас девушка или нет? Если не скромная – на мать хомут оденем, не сберегла дочь»[3].

Н. Рейнатов отмечал, что в Кадоме в таких случаях на голову отца невесты одевали худое ведро[4], а в Сасовском районе – аркан[5]. Конечно, этот обряд в настоящее время не сохранился, да и в 1920 – 1930 гг.  все эти угрозы имели форму шуток, что характерно для свадебной обрядности.

Судьба девушки-невесты могла решиться с ретьего раза, т.е. с третьего сватовства, когда родители невесты «думали» и приглашали «приходить ещё раз»[6].

Как в прошлом, так и в настоящем существует обряд домашнего обручения, когда сватать идут по предварительному соглашению жениха и невесты. Жених в этом случае приходит с родителями в дом невесты. Её родители ставят их рядом, приносят икону, перед которой они должны три раза поклониться, затем поцеловать друг друга. После этого невеста выносит полотенце жениху (в подарок) и начинается застолье.

Невеста посылает за любимыми подружками и вместе с ними поёт песни. Подружки сперва корят жениха и невесту за то, что они платят поющим деньгами. Жениху поют:

Дунули ветрушки, да вдоль улицы,

Вянули буйные, да вдоль широкой;

Растворились ворота, да Ивановы

Незваные гостиньки на двор въехали,

Широкий двор конями приутоптали,

Новые сенечки да обломили,

Золотую чарочку да расшибли,

Соловья от саду да отпужали,

Во тереме полюшку да ослезили,

В высоком Ивановну опечалили,

Востужитца и восплачетца да на свет-Полинька, –

Да кто сговорит зять Иванушка;

Я тебе широкий двор метлой зазметлу,

Новые сенечки поставить велю,

Золотую чарочку из Москвы привезу,

Соловья в саду я и сам приманю

Белой-яровой пшеницею,

По утру рано тебя сам разбужу,

Шелковой плеточкой по плечам стебану.

 

С этой песней девушки ходят по улицам. После неё начинают другую, относящуюся к невесте.

Как у терема, терема,

У высокго, нового,

Золотые были выходцы,

А ступеньки серебряные.

Как по этим по выходцам,

По ступеньками серебряным,

Тут ходила, выгуливала,

Старшая боярыня,

Матрёна Ивановна.

В терем восходила,

Занавеску раздёрнула,

Села она, подумала,

Залилась, заплакала,

Во слезах слово молвила:

«Ты дитё-ли моё, дитятко,

Дочка Полинька!

Отчего ты спишь, –

Долго не проснёшься?...

Разбудить тебя некому!...

Уж-ли я тебя просватала –

Не за князя, ни за барина –

За того-жь мещанина,

Штоль ьза Ивана-то Петровича[7].

 

Эти песни отмечены в ермишинском, Кадомском районах Рязанской области, и в Мордовии, селах Шокша и Мельсетьево Теньгушевского района.

Во время рукобитье (или запорученье), в ходе которого родня жениха и невесты решают породниться, назначают время венчания, обсуждают приданое невесты. После этого она считается «запорученной». Во время рукобитья обычно назначался день «запоя». К этому времени у жениха и невесты варилась брага, покупалось вино, готовился вечерний стол.

После сватовства начинались смотрины: родители невесты приходили в дом жениха, осматривали жилище, двор, хозяйство, скотину и т.п., думая как будет жить их дочь.

На «запой» приходит вся родня. Перед вечером сват женихов посылает «хожалого» (кто-нибудь из родни средних лет) к другому свату – отцу невесты – с вестью: «Готовься, сват-сватья придут скоро». На это родители невесты отвечают: «Приходите! Готовы – милости просим».

Приходят в гости и родные, садятся за столы. Угощает женихов сват, начиная с невестина отца, поднося вино, а за ним подаёт вино непременно молодой бабе, которая случиться на пиру. После этого, выскочивши из избы, бабы начинают «вопить», а если невеста находится в доме соседей, то «вопят», войдя к ним на двор:

Принялся твой батюшка

За винну, горьку чар очку;

Ты полно-ка, тужить-плакать;

Натужишься, наплачешься

Во чужих-то людях.

Не как-то у родимого батюшки,

Не как-то у родимой матушки.

Во чужих-то людях – жить тошно-горько;

Не дают гулять-выгуливать,

Не дают люди сердитые,

Не угодишь на них, как по избе пройти:

Тихо пройдёшь, скажут – ленивая!

Шибко пройдёшь, скажут – сердитая!

А будь-ка, моя сестрица, покорная;

Не тебе скажут, а ты догадаешься,

Не тебя пошлють, а ты всё бежи!...

 

Невеста, увидев бегущую женщину и услышав её приглашение отвечает ей:

Приходите, мои злодеи,

Маво батюшку разоряти,

Меня, горькую, во полон брати[8]

Между тем в невестиной избе идёт угощенье. Когда всё выпито и съедено, сват с отцом. Матерью жениха и «хожалым» уходят, а не прощание получают подарки от невесты. После их ухода отец невесты выставляет своё угощение и когда еда кончится, является невеста с девками, падает отцу и матери в ноги, затем встаёт, кидается отцу на шею и «вопит» нараспев:

Спасибо тебе, батюшка,

Што вспоил-вскормил.

На том тебе не спасибо,

Што не сумел за меня постояти,

Не сумел слово замолвить…

Когда он «отвопит» гости расходятся по домам. С этого времени до свадьбы остается неделя или две. При запое выдается часть денег, установленных с жениховым сватом, а остальные отдаются на вечеринке или девишнике.

Накануне перед свадьбой невеста устраивает девишник, а жених – вечеринку. Невеста приглашет своих подруг, топится баня. Любимая подруга невесты плетёт ей косу, она кланяется ей в ноги.

Девушки в это время её «корят» («хают»[9]), поют «клячу»:

Вдоль овражи росла травка

Муравая, шелковая.

Машенька по той травке гуляла,

С руки перстень потеряла,

Проискала перстенёк

Во весь беленький денечек.

Ходил Ванюшка по лесу,

Не нашёл в лесу он лесу,

Нашёл Манечку по весу.

Вот нашёл какую клячу,

Как не взгляну, так заплачу,

Все заплачу, все заплачу[10].

Бытуют и другие варианты корильных песен[11].

Из бани невесту ведут домой, где, отобедавши, играют песню «Во лазурях, лазурях». Затем девушки, без невесты, в сопровождении одной бабы, разряженные идут к дому жениха, распевая песни.

У терема, терема,

У высокого нового

Золотые были выходы,

Ступеньки серебряные.

По этим по выходам,

По ступенькам серебряным,

Ходила-выхаживала

Хорошая барыня,

Свет Марья Герасимовна,

Своё дитятко будила:

Ты встань-ка, проснись,

Моё дитятко,

Разбудись, моё милое;

Те не год у меня садовати,

Одну ночушку ночевати.

Я отдам тебя, дитятко,

С рук тебя на руки;

Я с рук-то тебя на руки,

Я и зятю-то на веки.

Я и зятю-то прикажу:

Зятюшка-батюшка,

Сберегай моё дитятко,

Как и я сберегала,

Не давай ветру венути;

Не сильному дождю канути.

Я от ветру защичивала,

От сильну дождю закрывала.

Пришедших к жениху девок потчуют обедом, после которого дают для невесты лапти и мыло. Во время пребывания в доме девки корят жениха:

По тыну, тыну –

Все воробьи,

У нашего-то, у Иванушки

Дружки-то все дураки:

Лесом-то едут –

Лутошки рубят,

Лугами-то едут –

Лынки дерут;

Полем-то едут –

Лапти плетут,

Ко двору-то подъезжают –

Обуваются,

На двор въезжают –

Умываются!

Получив деньги за «коренье», девки уходят обратно к невесте, и поют песню:

Ночи тёмные, тёмные осенние,

Надоели ночи, ночи надоскучили,

Со милым дружком жить разлучили,

Сама я девка, девка глупо сделала,

Глупо сделала, во беседе дружка обесчестила,

Назвала я дружка горькой пьяницей:

Уж ты пьяница, уж ты пьяница, вор-пропоица!

Пропился ты, пьяница, промотался,

За пустой карман хватался,

Не тори-ка, миленький, дорожку,

Не клади милый худу славушку

Про меня красну девушку[12].

Принесённые лапти вручаются невесте. В доме поют под гармонь и пляшут. Гости садятся за стол, пьют вино, едят все и идут «угадывать невесту». Между тем в соседней избе девки становятся в ряд и между ними невеста. Каждая из них покрывается платком, по плечам – длинным полотенцем, а нижняя часть – занавесками так, что не видать ног, и дожидаются прихода сватьёв. Сват и сваха (родители жениха) и «хожалый» входят в избу с водкой, говоря: «Здравствуй, моя суженая, наречённая моя невеста, со своими подружками» девки молча кланяются. Сват начинает обносить вином, девки вина не пьют из-за того, что для этого надо открыть платки. Они подают стакан с вином бабе, которая выливает вино в горшок. Тогда сват начинает угадывать невесту, поднося при этом брагу. Но так как девушки закрыты, угадывает не сразу, случается свату подносить брагу раз по пяти. Когда невеста угадана, все девки открываются, а невеста остаётся закрытой. Затем будущий свекор наливает стакан каждому. После того, как се выпили браги, свекор подносит «женихов» стакан, в которой кладёт гривну. После сватья прощаются с невестой, а с последней прощается будущая свекровь, отдавая при этом курник из яиц и говядины невесте.

Девушки «корят» свата-свекора:

Сказали про сватушку:

Богат, да богат, да богат

У нашего сватушки,

Три кошки в дому,

Перву кошку продал –

Да хлеба купил;

Вторую кошку продал –

Да сына женил.

А лучше бы, сватушка,

По миру пошёл,

А лучше бы, сватушка,

Ржицы посбирал,

Лучше бы, сватушка,

Солод намочил,

Солод намочил

Да потом сына женил!

Богатые сватья за эту песню бросали девкам деньги, другие уходили так. Сваху же, когда она подаёт курник, «корят»:

А что у те, сваханька,

Курник не хорош?

Аль он у те, сваханька,

В отметке мешон?

Аль от у те, сваханька,

В подпечке печен?

А сваха отвечает им: «А вы, девоньки, поеште сначала!». Возвратившись в прежнюю избу, сваты получают подарки от невесты. После ухода гостей невеста «вопит», а девки начинают корить невесту:

Звон, звон в колокол в Новграде,

А звончей того у нас в селе,

Позвонила свет Дуняшка,

Тут и ехал Петрушенька,

Он её звону прислушался,

Красоте её удивишился,

Он поехал домой – удивляется,

Своему батюшке похваляется:

Я был-то, был в Новграде,

Я виделся со своей суженой,

На личико она раскрасивая,

Лицо белое – набеленое,

Брови черны – наведённые.

Если невеста сирота, то поют другие песни:

Приходит весна красная,

Разлилась вода полая,

Заливала зелены луга,

Подмавала сыры дуба.

У сыра дуба кореничи,

Засушмла на нем ветичи,

Да, уж много у сыра дуба,

Много ветвей, много корней,

И много отросточков,

Только нету у сыра дуба

Золотой его вершиночки,

Как у нашей Дунюшки,

У ней много роду племени,

Гостей много съезжающих.

Только нет у Дунюшки

Родимой батюшки,

Родимой матушки.

Теперь бы их надобно,

К этому часику –

К благословению великому.

Благословить её некому.

Благословляет её родим-то батюшка (крёстный),

Благословляет-то её родна-матушка (крёстная),

Благословит её родим-братец,

Снаряжает её родна-сестрица,

Провожают люди добрые.

Девушки играют «до свету». Едва рассветает, невеста идёт будить мать и отца:

Вставай-ка мой батюшка!

Вставая, моя матушка!

Што вам больно темна-ночка спится?

И мне горькой горюшке,

Темной ночкой не спится,

Не спится всю ночушку,

Все мстится (видится),

Будто мои злодеи по улице рыщут,

По улицам рыщут, добрых коней ищут,

Хотят мово батюшку с матушкой разоряти,

А меня, горькую горюшку, во полон взяти.

Мать, вставши, заплетает ей косу, а он «вопит»:

Спасибо, тебе, матушка,

На руссе косе, на руссе косе,

На шелковом коснике,

На том те не спасибо,

Что не сумели за меня постояти,

Слово за меня замолвите,

Молодцу в чужие люди отдаёте.

Когда совсем рассветает, девок кормят обедом. Невеста садится с ними за стол, но не ест до венца. Когда девки выходят из-за стола, она «вопит» под их гул:

Покушайте, мои подруженьки,

Покушайте, мои голубушки,

Не судите мово батюшку,

Как хлеб-соль случилася!…[13]

После обеда начинают обряжать невесту (в углу избы): надевают красную  рубашку, на неё – сарафан синий, пояс-фартук «повязывают», на ноги одевают чулки и обувают лапти. Голову покрывают шелковым платком. После этого подружки подходят к ней прощаться с поклоном и поцелуем. Простившись, выбегают к амбару, в котором заперта постель, и караулят её, дожидаясь выкупа.

В избу между тем является крёстный отец и мать невесты, берут невесту за руки и сажают за стол, где присаживаются на минуту, а затем выводят её из-за стола кругом, не с того конца, с которого заводили. Выведя на середину, начинают благословлять невесту, которая причитает:

Благослови-ка, мой батюшка,

Своим родным благословением.

Мне не дорого твоё злато-серебро,

А дорого твоё велико благословенье!

После этого она молится, а отец и мать осеняют дочь иконой.

Поле благословенья ждут жениха. На столе лежат два каравая, посередине тарелка с пирогами из пшеничного теста и соль.

В с. Торопово во время девишника мать, укладывая дочь, пела:

Что по выходу,

Что по выходу,

По серебряну ступенишку

Здесь ходила выгуливала

Свет Мария Афанасьевна.

Матушка дверюшку призатваривала,

Свою дитятку спать укладывала,

Ты усни, усни, моё дитятко,

Уж, не долго тебе понежиться

У родимой своей матушки,

У родимого своего батюшки[14].

В с. Савватьма подруги невесты ходили корить женихову родню. Одна подруга стояла с тарелкой, покрытой платком, собирала деньги, и корили так:

Ну кто ж унас во беседушке хорош,

У нас Гоша пригож, все Иван господин,

Он охотник был по пирам ходить,

Красных девушек дарить.

Ни рублём дарил, ни полтиною.

А дирил два с полтиною,

В машне деньги зазвенели,

К девушкам захотели.

Деньги кладут на тарелку, и на них покупают гостинцы для себя. Потом зовут «показыватых» ужинать к невестиным родителям. Все подруги ночуют с невестой. Невеста заплетает косы, вплетает ленту и самой хорошей подруге наказывает по утру расплети косу, а ленту взять себе. На утро невеста встаёт раньше всех. Умывается, садится на тоже место, где сидела вечером, и начинает будить подруг:

Вставайте, мои милые подруженьки,

На зоре-то белый свет,

Собираются мои разлучники,

Разлучить меня хотят

С родимым бытюшкой,

С родимой матушкой[15].

Вечером подруги невесты отвозят её постель в дом жениха, где их опять угощают. Девушки говорят:

Мы отдаем вам

Девушку скромную,

Колодушку недобленую,

Долбить…

Этот обряд существует и в настоящее время[16].

Накануне венчания у жениха бывает вечеринка. Когда мать и отец возвратятся с «угадывания», сразу же посылают «позыватых» за гостями, в том числе зовут мать и отца невесты. Собравшиеся гости выбирают дружка, который в свою очередь выбирает себе товарища – «дружку». Оба «дружки» выбирают двух «каравайников» – каждого с парой лошадей; за «каравайниками» следуют «княжи бояре», которые будут возить брагу и угощать зрителей. Следующий чин – «кучера» жениху.

Вообще в свадебном обряде известны более 200 свадебных чинов[17].

Затем крёстный и крёстная подходят к жениху, его водят вокруг стола, далее выходят на середину избы и благословляют его. Совершив благословенье, гости садятся за стол. Жених не ест и не пьёт, а каждый «здравствует» ему. После угощенья гости расходятся. Остаются только приезжие родственники, которые ночуют у жениха.

Рано утром жениха собирают к венцу: одевают рубашку, портки (брюки), высокие сапоги. Рубашку подпоясывают шерстяным поясом, на шею повязывают красный платок. После того как жениха соберут, его благословляют. Затем садятся за стол, а «дружки» едут к невесте с поздравлением. Войдя в избу невесту, «дружки» говорят родителям: «Здравствуйте, сват со свахою! Сват со свахой приказал вам кланяться, – велел вам готовиться, гости скоро будут!». Их угощают, после чего они уезжают. Это повторяется дважды. На третий раз собирается весь поезд. Жениха выводят из-за стола, вновь благословляют, и дружка кричит:

Христос восерес! Христос восерес!

Батюшка родимый,

Благослови своего дитятку родимого,

Нашего князя винображного,

На добрых коней сесть,

До Божьей церкви доехати,

Во божью церковь войтити,

Под золот венец стати,

Золотым перстнем переменится,

Золотой чашей перелиться!

Христос восерес! Христос восерес![18]

Мать, братья, сестры, родные под причитанье «дружки» благословляют жениха. Все молятся и ведут жениха к лошадям. Когда усадят в сани жениха, все садятся в поезд. Мать и отец остаются дома, ворота запирают. Когда все усядутся, «дружки» берут икону и три раза обходят поезд против солнца, а за ними идут двое «княжьих бояр» с брагой и всех угощают.

Свадебный поезд до 1930-х гг. насчитывал 5-7 лошадей. Сегодня вместо лошадей «дружки» обходят современную технику.

 

 

 



[1] Информаторы: Сальянова А.И., 1924 г.р., с. Нарма Ермишинского района; Фомичева В.Д., 1935 г.р., с. Спас-Раменье Ермишинского района

[2] Информатор: Слепова А.Л., 1910 г.р., с. Надежда Ермишинского района

[3] Информатор: Дарькина Е.Ф., 1907 г.р., с. Царево Ермишинского района

[4] Рейтаров Н. Заштатный город Кадом / Памятная книжка Тамбовской губернии на 1879 г. – с. 104.

[5] Информаторы: Кондрашева А.Р., 1928 г.р., Дунина В.К., 1939 г.р., д. Демушкино Сасовского района.

[6] Рейтаров Н. Заштатный город Кадом / Памятная книжка Тамбовской губернии на 1879 г. – с. 107.

[7] Там же. С. 101 – 102 .

[8] Рейтаров Н. Заштатный город Кадом // Памятная книжка Тамбовской губернии на 1879 г. С. 108.

[9] с. Нарма Ермишинского р-на Рязанской обл.

[10] Информатор: Коноплёва А.И., 1917 г.р., с. Нарма Ермишинского р-на Рязанской обл.

[11] Рейтаров Н. Заштатный город Кадом // Памятная книжка Тамбовской губернии на 1879 г. С. 109; Устное народное творчество Рязанской области // Учётные записи РГПИ. – Т.38. – М., 1965 г. С. 35

[12] Рейтаров Н. Заштатный город Кадом // Памятная книжка Тамбовской губернии на 1879 г. С. 110 – 111.

[13] Рейтаров Н. Заштатный город Кадом // Памятная книжка Тамбовской губернии на 1879 г. С. 112 – 116.

[14] Информатор: Щуника П.А. 1912 г.р., с. Топорово Ермишинского р-на Рязанской обл.

[15] Информатор: Боронаева С.И. 1914 г.р., с. Савватьма Ермишинского р-на Рязанской обл.

[16] Информатор: Дарькина Е.Ф. 1907 г.р., с. Царево Ермишинского р-на Рязанской обл.

[17] Богословский П.С. К номенклатуре и топографии свадебных чинов // Пермский краеведческий сборник. – Пермь, 1927 г.

[18] Рейтаров Н. Заштатный город Кадом // Памятная книжка Тамбовской губернии на 1879 г. С. 118

Размер шрифта ААА

Архив материалов

Ближайшие мероприятия

28 сентября 2017 года,   в 15.00, в  рамках региональной историко-культурной, патриотической акции «Рязанский край – земля космической славы» в Рязанском областном научно-методическом  центре народного творчества (Урицкого, д. 72) состоится демонстрация документального фильма «Константин Циолковский. Гражданин Вселенной»

3 октября 2017 г. откроет свои двери тематическая фотовыставка  «Жатва» (Лепёшкин А.А., Лепёшкина Е.А.,  Лепёшкин А.А., Фоменко Г.Ю.) в рамках цикла областных выставочных мероприятий«Мастера Рязанщины – 80- летию образования Рязанской области»

С мая по октябрь 2017 года в учреждениях культуры муниципальных образований Рязанской области пройдёт Областной экологический конкурс детских и подростковых программ «Наша планета и мы».

Тематические  консультации по вопросам защиты  репертуара, учебы кадров, мониторинга любительских объединений и клубов по интересам

 

 

Областной конкурс  передвижных клубных учреждений «Российской глубинке посвящается»  проходит с февраля по ноябрь 2017 года.

© ГБУК РОНМЦ НТ
При полном или частичном использовании материалов
ссылка на официальный сайт ГБУК РОНМЦ НТ обязательна.

Размер шрифта ААА
Дизайн-студия «АртКласс» — разработка сайтов, графический дизайн, фирменный стиль Создание сайта —
дизайн-студия «АртКласс»

Минстерство культуры и туризма Рязанской области
Государственный Российский Дом народного творчества
Новости культуры Рязанской области