Рязанский областной научно-методический центр народного творчества

Нематериальное культурное наследие Рязанского края

Традиции гигиены сараевских крестьян

А.Б. Горянин: «Повторяя строки классика, перед глазами встаёт образ нечёсаного и бородатого мужика в зипуне… Справедлив ли миф о традиционной русской неопрятности? Существует мнение, что на Руси люди ходили в грузной, не стираной одежде, а привычка мыться пришла к нам из так называемой цивилизованной Европы. Много ли в этом утверждении правды? Так ли всё было на самом деле?»[1]. «Бани настолько любимы нашим народом, что всякий зажиточный поселянин в деревне имеет свою собственную. Иностранцы с изумлением пишут в XVI и XVII вв., что поселяне наши, выходя из бани красными как раки, катались по снегу или кидались в ледяную прорубь; потом вновь парились, не подвергаясь никаким болезням. Эта крепость, свойственная русским, ныне почти утрачена. Теперь только выходят на холод, чтобы несколько освежиться, и топом тут же обливаются тёплой водой»[2]. В русских сказках часто встречается сюжет с исцелением героя живой и мёртвой водой. Личная гигиена населения в средневековой Европе практически не существовала, так как телу и заботам о нём по религиозным причинам не уделялось никакого внимания. В XI в. папа Климент III издал указ, в силу которого было запрещено по воскресеньям купаться и даже мыть лицо. В противовес западным государям в хронике 966 г. говорится, что в уставе Новгородского и Киевского князя Владимира Красного Солнышко бани именовались заведениями для немогущих. Возможно, это были первые на Руси своеобразные лечебницы.

Кто был прав, показала в XIV в. страшная эпидемия чумы «чёрная смерть», которая уничтожила почти половину населения Европы. Хотя чума пришла с Востока, в частности из Индии, она обошла Россию стороной. У славян даже рожать было принято не в доме, а в хорошо истопленной бане.

В труде И.И. Голдина говорится о банных традициях, существовавших (и существующих до настоящего момента) на Руси. Автор отмечает, что одними банями они далеко не ограничивались. На Юге России, на территориях прилегающих к Украине, мылись в деревянных чанах, стоявших в избе, в центральной зоне и южнорусской этнографической группе – в русских печах. В.Б. Безгин «Традиции крестьянского быта конца XIX – начала ХХ века»[3]. Бытовую культуру русского села автор исследовал посредством анализа его материальных компонентов. О гигиене рязанских крестьян и их детей писала О. Семенова-Тяньшанская в книге «Жизнь Ивана». А.В. Терещенко в книге «Быт русского народа»[4] даёт историю бань, их видовое разнообразие, традиции. А.А. Желтов, рассматривая вопрос о двух традициях – мытья в бане и мытья в печи, объясняется бытованием существования здесь с давних времен двух различных этнокультурных комплексов.

В сараевском районе, по рассказам информаторов, мылись в печах, банях по-чёрному. Посуду мыли крапивой и пижмой. Пол скребли битым кирпичём. Дом убирали дочиста только к великим двунадесятым праздникам. Гигиена крестьян являлась полным отражением их материального состояния. Состояние крестьянских жилищ в полной мере отражало материальный достаток их владельцев и гигиену крестьян. Представления крестьян о гигиене не являлись постоянными, а подвергались изменениям во времени. С ростом экономического благополучия, улучшалось и санитарное состояние, как самого народа, так и его жилища. В первой половине 20 века участились связи села с городом, подъем материального состояние крестьян в период нэпа благотворно отразились на состоянии крестьянского жилища. По сведениям авторов сборника «Русские» во второй половине 20-х гг. ХХ в. во многих селениях было построено и отремонтировано около 20 – 30 % имеющихся домов. Эта тенденция коснулась и сараевских селений. В богатых, например, можарских, телятниковских, и других сел, домах появлялась мебель, хорошая посуда. Входили в быт занавески на окнах, парадную комнату украшали живыми и искусственными цветами, фотографиями, на стены клеили обои. Однако эти изменения не коснулись бедняцких изб.

Однако, даже для бедной семьи обязательна была еженедельная баня. Недаром в народе говорилось: "Баня парит, баня правит. Баня все поправит". Мытье в печи на юге, юго-востоке Рязанщине, в сараевских селах, в прошлом успешно конкурировало с баней и даже могло кое-где потеснить ее, хотя документы XVI-XIX вв. говорят о наступлении парной бани. «Белые» бани (с печной трубой) имеют более позднее происхождение и, несомненно, возникли под влиянием городской культуры. В наибольшей степени распространение банных традиций было связано с крестьянскими миграциями, происходившими на протяжении столетий. При описании материала по теме, мне хочется оговориться, что традиции гигиены сараевских крестьян не однозначны.  Многие информаторы говорили о том, что уход за домом, за детьми, личная гигиена зависела от того, насколько чистоплотной была мать, хозяйка, даже если в семье была бедность. Представления, требования к гигиене изменялись в течение времени. Быт крестьян менялся, появлялись новые средства личной гигиены: мыло вместо щелока, стиральная доска, вместо валька, чемеричная вода в аптеках, вместо керосина, трав и др. Наконец, видоизменялась и сама баня. В прошлое ушли помывка в печи, баня по-черному. Однако, остаются любители мыться в бане по-черному. На сегодня так моются несколько семей в с.Можары. Бани по-черному заменили общественные бани. Строительство бань на усадьбах крестьян так и не привелось в массовом порядке. Даже в восьмидесятые-девяностые годы можно было встретить семьи, которые мылись дома в корытах, «тазьях». Моются и до сих пор!

Гигиена тела

Мытье в бане по-черному.

Ареал т.н. «черной» бани, которая топилась «по-черному», так как она не имела печной трубы, охватывал практически все села, бытовавшие в границах современного Сараевского района. По сведениям, собранным мною в селах Можары, Сысои, Озериха, Телятники, Алексеевка, Сараи мытье в бане, было первым средством ухода за телом, а также излечения от многих болезней. Действительно, оно имело лечебный эффект, особенно когда для образования пара использовались настои и отвары трав, веники. Баня в связи с приписываемым ей целительным эффектом фигурировала в различных магических действиях. В некоторых местах после мытья в бане трижды «перенимали воду с каменки», т.е. пропускали через гальку, составляющую свод печки. Этой водой потом окатывались и пили ее, чтобы «порчу ни навяли». Были зафиксированы бани с некоторыми отличиями в выходе дыма: через отверстие в стене, через дверь, через короб. Зафиксировано бытование бани – полуземлянки, бани с двухскатной крышей и бани с односкатной крышей. Информатор Качанов В.В. уроженец д. Озериха: «Баню па-черному тапили с закрытай дверью. Апасля дверя аткрывали и дым схадил. Мая тетка банница была атменная. Тапила баню так. Привазила воду в железной бочке. В бане у яе стаяли две бочки: адна с халонай вадой, другая с гарячей. Печь была в точь как русская, бальшая. Рядом карман с камнями. На камни тетка ставила гирю в 16 кг, пуд, то ись када та накалялась да красна, то она брала гирю кочергой, сильная была, и опускала в бочку с холодной. Вода таким образам сагрявалась. Сначала мылись взрослаи, затем мыли рибят. Веники замачивали в воде, а этой водой поддавали на каменку, запах был замечательнай»[5].

Информатор Савичева Тамара Леонидовна уроженка села Алексеевка рассказывала: «У нас бани не было. Ходили мыться к соседу. С виду баня была как обычная изба. Внутри стояла печь с трубой как в белой бане. Но труба не выходила на улицу. Дым выходил на улицу через дверь или окно. Бывало зайдёшь туда там всё чёрное от сажи и копоти. Воду грели в чугунах. Когда весь дым сойдет, на каменку клали головку лука. Если лук становился мягким, то не угоришь, можно мыться. Если лук был твердым, то знали, что в баню рано идти, можно угореть. Мылись в бане в корыте, железном тазике»[6]. Информатор Сухова Мария Васильевна вспоминает, как их семья мылась у соседей. «Судариков Семен Никонорович имел баню-землянку. Пол - бани была врыта в землю. Чтобы попасть в нее, мы спускались по ступенькам. Окошко было близко от земли. Крыша односторонним покатом устроена, крыта тесом, ранее дерном. Стены были бревенчатые. Высотой баня была где-то метр семьдесят. Топилась она с открытой дверью. В нашем конце Погореловке или Украине, так нас называли в селе, это была чуть не единственная баня. Пускал Семен Никанорович в нее далеко не всех. Остальной народ мылся в корытах или в печах»[7]. В селе Меньшие Можары была зафиксирована баня по-черному, где дым выходил в отверстие в стене диаметром 8-10 см. Владелица бани Рыжова М.И. мылась в ней до самой своей кончины. Умерла она в начале 2013 года в возрасте 84 лет.

Баня Арзамасцевой З.И. «Баня простояла около ста лет и рухнула весной 2013 года. Эта баня имела следующую конструктивную особенность. Дым из бани выходил в предбанник, а не на улицу через отверстие, и не через открытую настежь дверь. Над дверью предбанника находился короб трапециевидной формы, в котором была вмонтирована труба и ли из жести, или из дерева. В нее и вытягивало дым на чердак. Крыши бань в Можарах были двускатные»[8].

Смирнова Мария Сергеевна, к которой я ходила в сентябре 2013 года, рассказала, что их бани с Арзамасцевыми одинаковы. «Наша баня да сих пор исправна. И сичас топим и с удавольствием моимси. Дым из баньки выходит наружу чириз кораб над дверью из баньки в предбанник. Но он нам не особы дым вытягиваить. Приходится дверь аткрыту диржать»[9].

Мытье в печи. Старый да малый – в печь полезай! Скорее всего, обычай мытья в печи – это трансформированный вариант более древней южнорусской традиции. Традиционным способом личной гигиены в селах района вплоть до 60-х годов прошлого века, было мытье или парение в печи: в силу традиций, менее, низкого материального достатка. Обычно в печи мыли самых немощных домочадцев – младенцев, стариков и больных, чтобы им не приходилось лишний раз выходить на улицу. Детей подсаживали в печь на лопате для хлеба (как Иванушку в сказках про Бабу-Ягу). Этот прием бытовал где-то до первой четв. ХХ века. Позже обходились скамьями. Старых «ввозили» лежа, на большой доске. Впрочем, старожилы рассказывают, как мылись в русской печке не только старые, малые и больные. Частенько там принимали водные процедуры молодые незамужние девушки. Боялись домового в бане. Избегали бани и «засиделки». Мылись в печи следующим образом. Печь протапливали в субботу, заметали веником под, обметали свод печи и стелили солому. Рядом с печью ставили корыто и сначала тело мыли мочалкой из лыка с применением щелока, мыла земляничного или хозяйственного. Затем лезли в печь. Как правило, заслонкой прикрывали вход, брали с собой веник чаще березовый, вишневый, дубовый. Так как печи были большие, часто парились по двое, брали с собой и детей.

Информатор Савичева Тамара Леонидовна, уроженка села Алексеевка, рассказывала: «В большой печке не мылись, а парились. Сначала купались в корыте, а потом лазили в печку париться. Обметали там сажу и сидели минут 10-15. Парились вишнёвыми вениками. От молодых вишен ломали ветки. Делали веник и хлыстались им. Мочалки были лыковые. Чистился лык. И из тонкого лыка вязали мочалку. Мыла тогда не было. За место мыла использовали щёлок. Насыпали в мешочек древесной золы. Наливали воды в котёл, кидали туда этот мешочек и варили. И получался щёлок. И мылись»[10].

Гигиена детей.

Известный исследователь Леонид Васильевич Милов пишет в своей книге «Великорусский пахарь»: «Старательная крестьянская женка детей своих каждую неделю мыла раза по два и по три, белье каждую неделю на них переменяла, а подушки и перины часть проветривала на воздухе, выколачивала». Однако, санитарное состояние крестьянских изб не всегда способствовало здоровью детей. Тяжесть крестьянского труда, женского труда, накладывал отпечаток на воспитание гигиены у детей. На вопрос как ухаживали за детьми в селах нашего района почти все информаторы в возрасте от 60 до 85 лет отвечали «по-разному». «Все зависело от матри. Какая сама чистоплотка, там и рибяты чистыи, а кака зассыка, то и дети такижа»[11]. Руки перед едой в лучшем случае обтирали об одежку. Дети-ползунки зачастую ползали по голому холодному полу, едва одеты. Могли с пола поднять грязную картошку, или кусок недоеденный котами, или отобрать у них съестное. Часто дети откусывали от одного куска с собаками. «С грязи не треснет», «Сапливай – значить щасливай» – так говорили в селах. Редко ребенка кто остановит. Младенцев прикармливали жеванной матерью или бабкой пищей. Традиционно в рот ребенку совали «соску» с пережеванным хлебом, печеньем, пряником (этот «прикорм» можно было встретить вплоть до конца ХХ века). Зыбка, в которой лежал младенец, была застелена ватолой или старой материной поневой или юбкой. «Постилку» стирали редко. Запах мочи и кала младенца был господствующим в зыбке. Дети страдали от опрелостей. Бывали случаи, когда дети погибали из-за плохого ухода, болезней, вызванных антисанитарией. «Детей отчитывали постоянно, спички бросали в воду. Молились. Дети в Можарах умирали в большом количестве. При постройке церкви в селе в начале этого века, рыли котлаван и вскрыли могилу. В ней было примерно два взрослых скелета и большое количество младенческих скелетов. Черепов маленьких было много. Значит дети умирали еще в младенчестве»[12].

Но все же хочется сказать, что средства гигиены ребенка были. М.В. Саморукова родилась в конце сороковых годов и отмечает, что детей маленьких мыли каждый день. Подгузники шили матери из старого белья. Но, другие информаторы отмечают, что это чистюли купали каждый день, а так «парежа». Но в баню детей носили каждую неделю, если топили свою. По субботам всех детей мыли дома у печки или у «голанки» в деревянном корыте. Мыли и в печи. Гигиена детей целиком отвечала представлениям о ней и уровню жизни и общей культуры семьи. М.В. Саморукова вспоминает, что ее мать продавала картошку, лук в Москве, взамен из столицы привозила мыло. А другие дети мыла не видели, но был щелок. В.В. Качанов: «Нас детей мыли в бане каждую неделю, обязательна. Так напарють, как раки из бани шли. Краснаи. Но мыли нас апасля радителяв»[13]. Л.В.Кузнецова вспоминает, что «их малышами мыли дома. А постарше стали, мылись у соседей»[14].

Средства ухода за телом, одеждой, постелью.

В первой половине ХХ века основными средствами ухода за телом было мыло хозяйственное, земляничное и щелок. Народ применял и глину, месторождения которой известны сараевцам и до сих пор. Мыло себе могла позволить вплоть до пятидесятых годов далеко не каждая семья. А вот щелок варили все хозяйки. Кузнецова Людмила Викторовна из с. Можары, другие информаторы, рассказала как щелок варили: «Кипятком заливали золу к бане или стирке, в бадье, большом тазу, затем отстаивали, жижа приобретала серый цвет. Сам щелок был прозрачным. Верхний слой жижы сливали: это и был щелок»[15]. Информатор Савичева Тамара Леонидовна вспоминает, что тело мыли в основном щелоком: «Мыла тогда не было. За место мыла использовали щёлок. Насыпали в мешочек древесной золы. Наливали воды в котёл, кидали туда этот мешочек и варили. И получался щёлок. Щелок был первым средством: им стирали бельё и дома в корыте и на речке»[16].  Основным бичом простого люда были вши. С ними боролись следующим образом: «Вшей выводили дегтярным мылом. Рвали и траву, чемерицу. А одежду пропаривали летом во дворе в большим чанах, зимой в печи»[17]. Людмила Викторовна Кузнецова вспомнила, что в Можарах умывались, мылись серой глиной: «Где Глинище, там есть серая глина, ей стирали, умывались. Ее залежи у реки, рядом родник. Во время Великой Отечественной войны ей мыли все: тело, посуду, белье, полы. Был случай, что мы с мамой забыли замоченные фуфайки, когда хватились, то обнаружили, что они стали совсем чистыми. Конечно, мы это заприметили стали отстирывать ей вещи. Глину после использования никогда на усадьбе не выливали, чтобы не портить почву»[18]. Она же рассказала, что широко применялась и трава мыльнянка: ею мыли руки: «Вышел во двор, огород, а она росла буквально под рукой. Идет женщина с прополки: раз-раз, нарвала, потерла ею руки, обмыла водой и они чистые»[19].

Гигиена дома.

Сараевская женщина в уборке дома, ухода за утварью относилась по-хозяйски. Однако, эти представления разительно отличаются от современных взглядов на уборку в доме. В результате полевых экспедиций мне удалось выяснить, что крестьяне старались содержать свой дом и имущество в порядке, чистоте. Солома служила универсальным покрытием для пола в крестьянской избе. На нее члены семьи отправляли свои естественные надобности, и ее, по мере загрязнения, периодически меняли. Постоянные работы по хозяйству и в поле практически не оставляли крестьянкам времени для поддержания чистоты в домах. В лучшем случае раз в день из избы выметали сор. Полы в домах мыли не чаще 2-3 в год.  Представления о гигиене дома исходили из занятости семьи в тех или иных сезонных работах, грядущих церковных праздниках, которые требовали не только чистоты мыслей, тела, но и жилища. И несли в себе определенную обрядность, обычаи и ритуалы. Особо дом мыли перед церковными праздниками, после окончания основных весенне-полевых работ, осенней страды: в Великий пост, перед Троицей, после уборки основных сельскохозяйственных культур, к Покрову. Рождество тоже обязывало хозяйку привести дом в порядок. В селе Паники по свидетельству информатора Саморуковой М.В. «…дом мыли, обметали стены, потолки к Пасхе и престольному празднику Дмитриеву дню. Говоря современным языком проводили генеральную уборку»[20]. Почти каждая крестьянка, даже бедная, перед Пасхой заходила в лавку купить 2 - 3 куска дешевеньких обоев, картинок. Какими же средствами обладала сараевская женщина? По данным опроса информаторов этими средствами были: дым, щелок, битый кирпич, вода, травы: пижма, полынь и другие. Основным средством уборки пола был битый кирпич. Им мели деревянные полы. Редко какой дом даже в 50-е годы прошлого века имел крашеные полы. Мыли пол водой, в силу традиций и векового уклада, также редко. «Кирпичом битым натирали полы. Кирпич били молотком. У моей мамы его стояло целое ведро. Затем им посыпали пол. Брали голик и со всей мочи терли пол. Мы ставили 2 ведра воды, чтобы дважды пол промыть после кирпича. Доски после были беленькие. Запах дерева даже ощущался. Кирпич выдирал из досок то, что не могла тряпка. В основном, так отмывали пол к праздникам. А раз в неделю мели пол с тем же кирпичом, или просто выметали мусор веником»[21]. Применялся в уходе за домом и речной песок. Им скребли столы. С паразитами в доме боролись при помощи полыни: ею изгоняли блох. Хорошим гигиеническим эффектом обладал дым. Пока избы в деревнях топились по-черному, сараевцам не грозил грибок, плесень, да и не всякое насекомое выдерживало едкий дым. До сих пор престарелые сараевцы вспоминают, что в избах по-черному был здоровый дух, не было запаха влаги, гнили. Потому и избы стояли века.

Уход за утварью.

Основным средством для мытья посуды были крапива и пижма. Эти два растения играли большую роль в домашнем обиходе крестьянина. Известно, что пижма и крапива обладают бактерицидным действием. Народ также заприметил, что эти растения обладают замечательной моющей способностью. «Крапивой у нас в Можарах мыли утварь, посуду, бутыли, крынки, кувшины. Крапиву рвали, пучок ее заталкивали внутрь, заливали воду и несколько раз встряхивали. Все! Бутыль сияет!»[22]. Пижмой ошпаривали большие бочки, бадьи, крынки, лохани, кувшины, стеклянные бутыли и др. утварь. С помощью пижмы готовили большие бочки для засолки овощей, грибов. «Выкатывали огромные бочки во двор и заливали их холодной водой. Туда бросали пижму в большом количестве, вениками. Затем брали раскаленный камень и отправляли его в бочку. Накрывали фуфайкой или еще чем, создавался пар. Выдерживали раствор, пока вода не остынет. Затем промывали бочку родниковой водой, переворачивали верх дном, просушивали несколько дней на солнце. Все, бочка готова. И никогда там соленья не закисали, вплоть до нового урожая»[23]. Раиса Егоровна Литвинова уроженка с.Сысои поведала, что крапиву крестьяне села использовали испокон веку. Ею мыли чугуны, жаровни, жарницы, стекло. Раиса Егоровна моет крапивой стеклянные банки и по сию пору. Пижмой сейчас не пользуется, потому, что ее рядом нет. А в детстве помнит, что ей пользовались многие хозяйки. Тем более, что она избавляла семью и от глистов. Основным средством гигиены постельного белья была его регулярная просушка. Постель сушили на солнце, вымораживали на морозе. Пропаривали в печи. Однако, постель стирали и меняли не часто. Бывало на ватоле (вид одеяла тканого из отхлопков конопли) спали всю зиму, изредка вынося на мороз, или вытряхивая. Перед Пасхой стирали белье, полотенца щелоком, с кипячением. Во дворах ставили котлы, разводили под ними огонь и кипятили нательное белье, постель, полотенца, прочее, с мылом или со щелоком.

Подводя итоги мы можем сказать, что основными видами ухода за телом были: баня по-черному, мытье в русской печи, мытье в корыте в избе. Основными средствами ухода за домом были так называемые подручные средства, те которые окружали крестьян в природной и бытовой среде: зола, из которой варили щелок, травы, битый кирпич, глина.  Использовались и средства, приобретаемые крестьянами в магазинах: мыло хозяйственное и туалетное, кальцинированная сода. Гигиена сараевских крестьян, ее формы, виды, средства исходили из вековых традиций и вплоть по пятидесятые годы ХХ века таковыми оставались. Отношение к чистоте тела и жилища постепенно менялось. Информаторы подтверждают, что образ немытого крестьянина и сопливых детей лишь отчасти является объективным. В целом, сараевцы говорили о том, что чистота зависела от хозяйки. Объективно на изменения в отношении крестьян к гигиене тела стали улучшения материального положения крестьян, появления новых средств гигиены, санитарное просвящение населения медицинскими работниками.

Список литературы и источников.

1.     А.Б. Горянин Мифы о неопрятности русского народа. – Уральский следопыт, №2, 2000г.

2.     Анфимов. А. М. Российская деревня в годы первой мировой войны. М., 1962.

3.     Безгин В.Б. Традиции крестьянского быта к. XIX - нач.XX века. – М. – Прогресс.- 1996 г., 318 стр.

4.     Быт великорусских крестьян – землепашцев. Описание мат-лов этнограф. бюро кн. В. Тенишева. СПб., 1993. 

5.     Власова М.Н. Русские суеверия: Энциклопедический словарь. - Спб.: Азбука., 2000.- с.234-256.

6.     Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка : В 4 т. – М.: Русский язык, 1998. – Т. 4 : Р – у. – 1998г. – С. 114.

7.     Домострой.- М., 2001г.

8.     Забылин М. Русский народ. Его обычаи, предания, обряды и суеверия. – М.:  «Эксмо», 1994. – 201 с.

9.     Желтов А.А. Традиции гигиены русского народа. – Спб. – 1997 г. – №09 стр.

10.                       Иникова С.А. Программа-вопросник для сбора материалов по теме «Традиционные праздники русского народа». Троица// Традиционная народная культура русских. Сборник программ и вопросников для этнографических исследований.- Рязань, Рязанский ОЦНТ. - 1997г.

11.                       Милов Л.В. Великорусский пахарь и особенности российского исторического прогресса.- М.- 1998 г.

12.                       Морозова И.А., Слепцова И.С., Гилярова Н.А., Чижикова Л.Н. Рязанская традиционная культура первой половины ХХ века. Шацкий этнодиалектный словарь. – Рязань, Рязанский ОЦМЦНТ, 2001.- С.344-352..

13.                       Народный месяцеслов. Пословицы, поговорки, приметы, присловья о временах года и о погоде. – М.: Современник, 1992 г. – С. 44-46.

14.                       Привалова Т. В. Быт русской деревни (медико – санитарное состояние деревни Европейской России) 60 –е гг. XIX - 20- е гг. XX в. М., 2000.

15.                       Привалова Т. В. Быт русской деревни (медико – санитарное состояние деревни Европейской России) 60 –е гг. XIX - 20- е гг. XX в. М., 2000.

16.                       Программа сбора полевого этнографического материала по теме «Православие и русская народная культура»// Православие и традиционная народная культура Рязанской области / Колл. авторов.- Рязань, Рязанский ОНМЦНТ, 2001.- С. 209-210.

17.                       Русские. Сб. ст. М., 1997.

18.                       Русские. Сб. ст. М., 1997. 

19.                       Русский фольклор / Сост. И примеч. В.П. Аникина. – М.: Художественная литература, 1986.- С. 176-177.

20.                       Скопинские крестьяне./ Репринт. Ксерокопия.- 44 стр.

21.                       Терещенко А.В. История культуры русского народа/ А.В. Терещенко.- М.: Эксмо, 2008.- Стр.120.  

22.                       Тульцева Л. А. Община и аграрная обрядность рязанских крестьян на рубеже XIX – XX в. // Русские: семейный и общественный быт. Сб. ст. М., 1989.

23.                       Тульцева Л.А. Рязанский месяцеслов. Круглый год праздников, обрядов и обычаев рязанских крестьян. – Рязань, Рязанский ОЦМЦНТ, 2001г. – С.185-213.

 

Список информаторов.

 

1.     Арзамасцева Зинаида Иосифовна, 1951 г.р., с.Можары.

2.     Воронкова Светлана Сергеевна, 1957 г.р., с.Можары, р.п.Сараи.

3.     Ерошкина Галина Ивановна 1048 г.р., с. Можары.

4.     Иешкина Екатерина Васильевна 1927 г.р.   с.Можары.

5.     Карасева Татьяна Петровна 01.11.1936 г.р., с.Можары.

6.     Качанов Валерий Владимирович, 1962 г.р., урож. с. Озериха, прож. р.п.Сараи.

7.     Киселева Наталья Михайловна, 17.05.1926 г.р., с.Можары.

8.     Кузнецов Анатолий Николаевич 1948 г.р., с.Можары.

9.     Кузнецова Людмила Викторовна 04.02.1947 г.р, с.Можары.

10.                       Кулешова  Мария Ивановна  06.04. 1934 Г.Р., с.Ключи, с.Можары.

11.                       Литвинова Раиса Егоровна, 1940 г.р., урож. с.Сысои, прож. р.п. Сараи.

12.                       Малышева Ольга Ивановна 21.07. 1949 г.р., с. Можары.

13.                       Паршикова Мария Григорьевна 1969 г.р., с.Дубовка, р.п.Сараи.

14.                       Савичева Тамара Леонидовна, 1933 г.р., урож. д.Константиновка, прож. с Можары.

15.                       Саморукова Мария Васильевна, 1951 г.р., урож. с.Сысои, прож. с.Паники.

16.                       Сбродова Нина Ивановна, 12.08.1960 г.р., с.Можары, р.п.Сараи.

17.                       Смирнова Мария Сергеевна, 1933 г.р., с.Можары.

18.                       Сухова Мария Васильевна 1948 г.р., с.Телятники.

19.                       Хлопенкова Светлана Ивановна, 1975 г.р., с.Можары.

20.                       Шишкина Любовь Николаевна 30.11.1949г.р., с.Можары.

21.                       Кармацкая Любовь Александровна, 1938 г.р., урож с. Телятники.

 

Кармацкая Галина Анатольевна,

 директор, педагог МОУДОД «Сараевский дом детского творчества»

 



[1] Горянин А.Б. «Мифы о неопрятности русского народа» – Уральский следопыт, № 2, 2000

[2] Терещенко А.В. «История культуры русского народа» – М.: Эксмо, 2008 – с. 120

[3] Безгин В.Б. «Традиции крестьянского быта конца XIX – начала ХХ века». – М.: Прогресс. – с.318

[4] Терещенко А.В. «История культуры русского народа». – М.: Эксмо, 2008. – с. 120

[5] Информатор: Качанов Валерий Владимирович, 1962 г.р., урож. с. Озериха, прож. р.п.Сараи.

[6] Информатор: Сбродова Нина Ивановна, 12.08.1960 г.р., с.Можары, р.п.Сараи.

[7] Информатор: Смирнова Мария Сергеевна, 1933 г.р., с.Можары.

[8] Информатор: Арзамасцева Зинаида Иосифовна, 1951 г.р., с.Можары.

[9] Информатор: та же.

[10] Информатор: Савичева Тамара Леонидовна, 1933 г.р., урож. д. Константиновка, прож. с Можары.

[11] Информатор: Малышева Ольга Ивановна 21.07. 1949 г.р., с. Можары

[12] Информатор: Кузнецова Людмила Викторовна 04.02.1947 г.р, с.Можары.

[13]  Информатор: Качанов Валерий Владимирович, 1962 г.р., урож. с. Озериха, прож. р.п.Сараи.

[14]  Информатор: Кузнецова Людмила Викторовна 04.02.1947 г.р, с.Можары.

[15] Информатор: Кузнецова Людмила Викторовна 04.02.1947 г.р, с.Можары.

[16] Информатор: Савичева Тамара Леонидовна, 1933 г.р., урож. д. Константиновка, прож. с Можары.

[17] Информатор: Савичева Тамара Леонидовна, 1933 г.р., урож. д. Константиновка, прож. с Можары.

[18] Информатор: Кузнецова Людмила Викторовна 04.02.1947 г.р, с.Можары.

[19] Информатор: Кузнецова Людмила Викторовна 04.02.1947 г.р, с.Можары.

[20] Информатор: Саморукова Мария Васильевна, 1951 г.р., урож. с.Сысои, прож. с.Паники

[21] Информатор: Кузнецова Людмила Викторовна 04.02.1947 г.р, с.Можары.

[22] Информаторы: Кузнецова Людмила Викторовна 04.02.1947 г.р, с.Можары; Хлопенкова Светлана Ивановна, 1975 г.р., с.Можары.

[23] Информатор: Кузнецова Людмила Викторовна 04.02.1947 г.р, с.Можары

Размер шрифта ААА

Архив материалов

Ближайшие мероприятия

Персональная документальная фотовыставка «Моя целина» в рамках цикла областных выставочных мероприятий «Мастера Рязанщины – 240 – летию Рязанской губернии» автор-составитель заслуженный работник культуры РФ, почетный гражданин г.Рязани В.В.Коростылёв.

Министерство   культуры  и  туризма Рязанской области, ГБУК «Рязанский областной научно-методический центр  народного  творчества»

VII областная интернет-выставка работ фотохудожников-любителей «Жизнь в профиль и анфас» (художественная фотография) в рамках цикла областных выставочных мероприятий «Мастера Рязанщины - 240- летию Рязанской губернии»

Министерство культуры Российской Федерации, Московский государственный университет культуры и искусств, Управление образования и молодежной политики администрации города Рязани, Управление культуры администрации города Рязани, Рязанский областной научно – методический центр народного творчества, Муниципальное автономное учреждение культуры, «Дворец молодежи города Рязани», Туристическая фирма «Линтас тур», МОО «Содействие детскому отдыху», проводит в городе Рязани с 19 ноября по 24ноября 2018 года Международный конкурс-фестиваль творчества и искусств «Время зажигать звезды 2018» (Рязанский проект).

ПОЛОЖЕНИЕ  "О проведении областного конкурса передвижных клубных учреждений" «Автоклуб - 2018»

© ГБУК РОНМЦ НТ
При полном или частичном использовании материалов
ссылка на официальный сайт ГБУК РОНМЦ НТ обязательна.

Размер шрифта ААА
Дизайн-студия «АртКласс» — разработка сайтов, графический дизайн, фирменный стиль Создание сайта —
дизайн-студия «АртКласс»

Минстерство культуры и туризма Рязанской области
Государственный Российский Дом народного творчества
Новости культуры Рязанской области